Новости партнеров
Новости партнеров

Федор Хитрук: "Когда вы приносите радость, вы не устаете"




Российские мультипликаторы называют 2007 годом Хитрука. Великому мастеру, воспитавшему не только всех аниматоров среднего и младшего поколения, но и всех зрителей, 1 мая исполняется 90 лет. "История одного преступления", "Каникулы Бонифация", "Фильм, фильм, фильм", "Винни Пух", "Остров"... что ни фильм - шедевр! Он и сегодня работает: преподает в Школе-студии "ШАР", консультирует, пишет книгу. Незадолго до юбилея Федор Савельевич дал интервью "Yтру".

"Yтро": Федор Савельевич, из какой вы семьи, кем были ваши родители?

Федор Хитрук: Отец был рабочим-слесарем. Старый большевик, он участвовал еще в событиях 1905 года. Мама - домашняя хозяйка. Ничего особенного о них сказать не могу, кроме того, что это мои родители, самые близкие мне люди. Мама из Риги, отец из Витебска - помню, он рассказывал, как в детстве дрался со своим земляком Марком Шагалом. Какими-то судьбами родители в 1917 г. попали в Тверь, там я и родился. Нас было трое братьев. Михаил Савельевич старше меня на два года, а младший, Владимир Савельевич, умер лет десять назад.

"Y": Какие самые яркие воспоминания из детства?

Ф.Х.: Скорее, из юности. Отец окончил Плехановскую академию, и его назначили представителем Станкоимпорта в Германии - принимать станки, которые заказывал Советский Союз. И с августа 1931 г. по февраль 1934-го вся наша семья жила в Штутгарте. Там я учился в художественно-ремесленном училище, там же - в местном журнале - впервые были опубликованы мои рисунки. Вернувшись в Москву, я сначала устроился в художественный техникум, оттуда каким-то образом перескочил в Институт повышения квалификации художников-иллюстраторов. И, в принципе, уже освоил эту профессию, даже сделал две книжки... Но тут моя биография круто изменилась.

"Y": Вы увидели мультфильмы Диснея?

Ф.Х.: Мультфильмы Диснея я увидел несколько раньше - на I Международном кинофестивале в Москве в 1935 году. Тогда показали три картины, в том числе и "Микки-дирижера". Этот фильм я и сейчас считаю восьмым чудом света. Я был потрясен, но не настолько, чтобы бросить свою профессию. А произошло это после разговора с одним художником. Он посмотрел, как я рисую (а рисовал я очень быстро, себе во вред, потому что натуру ставили на шестнадцать часов - первые полчаса я рисовал, остальное время портил свой собственный рисунок), и сказал фразу, которую я запомнил на всю жизнь: "Попробуйте-ка толкнуться на студию нашу "Союзмультфильм". По-моему, у вас есть данные..." Я никогда раньше не слышал об этой студии. И что меня туда потянуло?! Я отобрал свои самые эффектные рисунки, которые могли напоминать комиксы, пришел на Новинский бульвар, нашел заведующего производством Башкирова. Но он мои работы даже смотреть не стал! И сухо ответил: "Мультипликаторы сейчас нам не нужны". Разочарованный, я шел домой и пытался понять - отчего у меня такая досада? Я стал ходить на "Союзмультфильм" постоянно, каждый раз мне отказывали, пока не объявили конкурс на замещение должности аниматора-стажера. Десятого ноября 1937 г. я был принят в штат.

"Y": Ваши родители поняли, чем Вы занимаетесь? Они приняли искусство мультипликации?

Ф.Х.: Настолько же, насколько поняли и приняли миллионы других зрителей. Отец, требовательный во всем и ко мне в особенности, очень строго подходил к моей работе, критиковал - с точки зрения социальной политики. Эстетикой он не владел, но с позиций марксизма-ленинизма был очень строг. В целом, родители были довольны моей работой, гордились даже. И я был рад, что они довольны. Папа умер в 1983 г., мама в - 1985-м. Папа перестройку не застал, но все волнения, которые в обществе уже начинали происходить, он не воспринял. До конца придерживался своей веры, выписывал только "Правду" и читал ее с красным карандашом.

"Y": На войне Ваше мастерство ни разу не пригодилось?

Ф.Х.: Нет, только знание языка - я очень хорошо знал немецкий. В августе 1941-го меня отправили в Иняз, который эвакуировался в Тольятти. Я окончил военные курсы, где больше учили военной терминологии, чтобы работать в разведке, затем был направлен в штаб 3-го Украинского фронта. Мы расшифровывали, переводили и направляли в штаб всю немецкую документацию, которая к нам попадала. Потом я стал командиром взвода радиоперехвата в 17-й воздушной армии. Это была странная работа. Мы должны были пеленговать переговоры немецких летчиков. Те общались открытым текстом, как и наши, только меньше матерились: "заходи слева", "заходи справа". Но пользы от этого было мало: пока мы поймаем, зарегистрируем, переведем, отправим в штаб - там уже кто попадал, кто улетел. Так, с частями 3-го Украинского фронта мы и дошли до Вены, там и встретили День Победы. Но меня не сразу демобилизовали, сначала направили в Берлин переводчиком, где я прослужил еще два года. Вернулся в сентябре 1947-го, ровно через десять лет после того, как попал на студию "Союзмультфильм".

"Y": И все пришлось начинать заново?

Ф.Х.: Да, за эти годы я все забыл. И знал-то не очень много... Меня могли спокойно отчислить за профнепригодность, но сделали скидки как участнику войны. И я преодолел этот барьер, эти мучения.

"Y": Когда Вы почувствовали, что знаете и можете все?

Ф.Х.: После "Серой шейки", в 1949-м. На этом фильме я почувствовал себя актером. Ведь профессия аниматора - это настоящее актерское дело, а не фокус. Оживить рисунок или куклу можно научить каждого, но даже там, где нужна чистая биомеханика движения, должно быть какое-то содержание, смысл. Даже у прыгающего мяча есть характер!

"Y": Получается, что за 20 лет работы аниматором - за вычетом службы в армии - вы сыграли как актер едва ли не 200 ролей. И все же решили стать режиссером. Как возникло желание?

Ф.Х.: Понимаете, я выполнял чужое задание, чужую волю. А идеи роились: как ту или иную сцену можно сделать. Я выдвигал свои предложения, и мне казалось, что режиссеры упадут от удивления и радости, что я такую разработку предлагал! Мне отвечали: "Это хорошо. Но ты все-таки сделай вот так..." В дальнейшем, в своих фильмах я всегда был готов к любым идеям - пробовать, искать. Вот, например, в "Истории одного преступления" главный герой идет по лестнице... Сначала мы честно нарисовали лестницу, но потом я предложил: "Давайте сделаем ее без перил". Было интересно: можно без этого? Можно, оказывается. Можно не только без перил - без ступенек, без самой лестницы! Человек просто идет вверх. Или бежит он в одной сорочке, и вдруг - уже в пиджаке, потом - в шляпе. То есть мы отбрасывали все, без чего можно обойтись.

"Y": А Вы не жалеете эти 20 лет, проведенных аниматором? Может, к режиссуре Вы были готовы раньше?

Ф.Х.: Я мог бы стать режиссером и раньше. Мне даже предлагали. Но меня держали две вещи: первое - мне нравилась и даже нравится сейчас профессия аниматора, еще не все исчерпано, изучено; а второе - у меня не было идеи, которая могла бы меня к этому подвигнуть. Я уверен, что первый фильм должен быть бомбой! Если об этом не мечтаешь, так зачем же начинать? Конечно, я засиделся в аниматорах. Мне было уже 43 года - старая дева! И тут я попал в положение своего будущего героя. На Тверском бульваре, где мы жили, этот шум довел меня до того, что я решил сделать кино. Попробовал написать сценарий - не получилось. Обратился к драматургу Михаилу Вольпину. Он посмотрел и на следующий день позвонил: "Тема интересная, я и сам страдаю от этого. Но тут не хватает убийства..." Слегка ошарашил! Я согласился, и он довольно быстро написал сценарий. Так что мой первый фильм родился из переживания, которое я испытал сам, из желания по этому поводу что-то сказать. Не просто сказать, а громыхнуть, потому что каждый фильм - это все-таки не диалог двух собеседников. Это разговор одного с миллионами. Значит, должно быть нечто, что и других могло бы так взволновать, как и тебя.

"Y": Много ли личного или даже личностного в Ваших фильмах? Ваши герои - это не Вы?

Ф.Х.: Автобиографичность присутствует, наверное, во всех фильмах всех режиссеров - если не явная, то хотя бы подспудная. И самый автобиографичный, наверное, "Фильм, фильм, фильм". В общем-то, я про себя его делал, а не про Эйзенштейна, как многие думали. И "Каникулы Бонифация" - тоже автобиографичный фильм. Этот лев вкалывал в Африке 24 часа в день, и вдруг в конце заявляет: "Какая замечательная вещь - каникулы!" Он считает, что хорошо отдохнул, понимаете? И в этом есть большая правда! Когда вы чувствуете, что приносите радость, вы не устаете.

"Y": Вы всегда были в работе: кино, семинары, фестивали, симпозиумы в республиках. Как режиссер-аниматор совмещает работу с семьей? Вы дома бывали?

Ф.Х.: Да, я был очень активным. Мне сейчас физически не хватает партсобраний. Советский Союз распался, но наш союз не должен распасться! Я до сих пор получаю поздравления от друзей из Алма-Аты, Ташкента, Риги, Киева. Важные и нужные профессиональные связи помогает удерживать наш единственный международный фестиваль анимации "Крок". Я отдавал много сил общественной работе и, думаю, не зря коптил небо. А что касается семьи... Моя первая жена тоже была аниматором, так что мы жили вместе и работали вместе. Когда я стал режиссером, она стала моим ассистентом. Работа не прекращалась ни дома, ни на студии. Но слово "семья" для нас более широкое. Студия "Союзмультфильм" была семьей со своими ссорами, драками и примирениями. Особенно в ранние годы, когда располагалась на улице Воровского, где сейчас Театр киноактера. Естественно, я был молодой и еще даже не курил! Прошло 70 лет, но я помню, кто где сидел в нашей 41-й комнате. Их имена, их характеры и даже сцены, которые они делали! Первые впечатления - они навсегда здесь, в сердце.

"Y": Почему после фильма "Лев и бык" Вы вдруг перестали снимать?

Ф.Х.: Не знаю... Много причин было. Случилась трагедия - умерла жена. Устал. А самое главное, наверное, или я иссяк, или не было ни одной идеи, которая зажгла бы меня, возбудила бы во мне вновь желание работать. А это обязательно должно быть. Хотя у многих постановка фильма - это как очередное дежурство. Такое тоже бывает, и не надо людей ругать. Профессионал должен раз в год выпустить фильм, и у некоторых это иногда выходит неплохо. Я же увлекся педагогической работой. Я не бросил мультипликацию.

"Y": Можно сказать, что Вы продолжаетесь в своих учениках?

Ф.Х.: Я преподаю уже больше пятидесяти лет. Герр профессор, так сказать. Для меня многое открывается в процессе обучения. Я их чему-то учу, и в то же время сам начинаю что-то понимать. Это очень интересный процесс. И то, что из этих ребят некоторые вышли в очень хорошие режиссеры, стали лауреатами, имеют громкое имя - это очень приятно. Их работы - немножко и мои фильмы тоже. Только нет лично моей ответственности, нет этих мучений и сомнений, когда измучаешь и себя, и других и остаешься в уверенности, что самый лучший вариант - тот, который мог бы быть, но я его не использовал. Но сейчас мало кто хочет учиться, все хотят самовыражаться.

"Y": Как Вы думаете, почему растет популярность анимации среди молодежи? Народ набивается на клубные показы, многие хотят учиться.

Ф.Х.: Ту интеллектуальную молодежь, которая не курит марихуану, вполне естественно волнуют процессы, происходящие в стране, в мире, но ответы на все актуальные вопросы времени она найдет именно в мультфильмах, а не в игровом кино, где главенствуют "мыло" и кровь. Здесь притягивает иносказательность, которая в природе самой анимации. И молодому человеку, думающему о жизни, такой фильм дает пищу для ассоциаций, осмысления каких-то переживаний, которые внутри него. В хороших игровых фильмах формула уже готова, и нечего довообразить. Жаль только, что сейчас очень уж увлеклись 3D-технологией. Недавно посмотрел "Делай ноги". Технически - феноменально! Достоверно - и по своей фактуре, и по игре. Но там грань между натурой и анимацией как будто стерлась. А ведь анимация - от слова "анима", душа. И так парадоксально, что анимация стала без души. Вот такая халтура, такой примитивизм сейчас и навязываются детям.

Постоянный адрес статьи: http://www.utro.ru/articles/2007/04/28/644924.shtml
Смотрите также: Жестокие были "фабрики сказок" | Наши мультфильмы – снова лучшие в мире | Российская анимация остается жанром "для взрослых" | Победило банальное совершенство |
Также в разделе

Время идти в кино

Помимо фильмов основной конкурсной программы, на ММКФ можно посмотреть лучшие фильмы мировых кинофестивалей

Старт ММКФ дал мэр Москвы

Церемония открытия кинофестиваля впервые прошла без участия президента фестиваля Никиты Михалкова

Ди Каприо стал авторитетом

В рейтинге журнала The Hollywood Reporter актер замыкает десятку самых влиятельных боссов киноиндустрии

Москва восстановит Пальмиру

Россия и Сирия в скором времени подпишут договор о совместном возрождении исторического города
В других разделах

Детский хирург Морозов идет в Госдуму

Эксперты считают, что Морозов является подходящим кандидатом, лидером общественного мнения для жителей округа

ЕР обсуждает предвыборную программу

Крупнейшая партия страны открыла второй этап XV съезда обсуждением своей предвыборной программы

Полиция добралась до избившего девушку хама с "БМВ"

Все участники резонансного субботнего конфликта между пассажирами "БМВ" и пешеходами на Арбате установлены и дают показания

Во "Внуково" за сутки умерли два человека

В московском аэропорту в выходные скончались два человека: водитель автобуса и 84-летний пассажир
Новости партнеров
 
Все права защищены (c) 1999-2015. "Утро"
Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС 77-57207.
Для детей старше 16 лет.